Аннотация

Реляционный поворот в географии привёл к пониманию пространства и места как активно создаваемых элементов в повседневной жизни людей. Географы также давно признали важность языка в понимании социальной и реляционной природы пространства. Изучение американского языка жестов (далее АЖЯ) даёт уникальную возможность понять, как использование языка и создание языка влияют на синтез лингвистического пространства.

Для использующих АЖЯ пространство имеет большое значение. Из-за визуального и пространственного характера АЖЯ пространство, окружающее тело жестикулирующего, важно не только для него самого, но и для других участников беседы. Обстановки, создаваемые во время бесед с использованием АЖЯ, отражают культурное и лингвистическое восприятие сообщества американских глухих. Приняв во внимание формирование пространства, продемонстрировано, что те, кто использует АЖЯ с применением телесных характеристик, создают наиболее динамичные и легко воспринимаемые визуально лингво-коммуникационные пространства. Исследование АЖЯ открывает множество перспектив в исследовании эффективности и реляционной географии, а также помогает выяснить как восприятие реальности меняется посредством телесного синтеза лингвистических пространств.

Статья впервые опубликована в Журнале географии культур (Journal of Cultural Geography)

Источник (оригинал): researchgate.net

Дата публикации: 28 марта 2017 года.

Переводчик: Поткин Олег.

1. Введение

Осознание того, что язык не является пассивной средой обмена смысловыми потоками, но является активным агентом в построении этой среды, возможно, составляло одну из центральных проблематик философии двадцатого века. Соссюр подчеркнул, что для понимания языка важно иметь представление о структуре языка и отношениях между различными элементами, которые производят его как синтаксис, диалект и культуру человека (Murdoch 2006). Эта линия рассуждения, которая в конечном итоге стала основой для структуралистской мысли, заставила более поздних учёных проблематизировать язык как ключ к пониманию всех аспектов человеческого сознания. В последнее время в постмодернистской, постструктурной и феминистской философии язык стал предметом внимания общества, касающегося его перцептивных, познавательных и социальных аспектов (Belsey 2002, Murdoch 2006).

Язык находится на первом плане географической науки, которая стремится понять возникновение пространственных границ. Сожа (1989), обеспокоенный конструктивной природой языка, понимает мир, построенный обществом посредством языка, который, в свою очередь, также является социальным построением. Адамс (2009) согласен с точкой зрения других теоретиков культурного поворота, что «'мир', сформулированный на вербальном и визуальном языках, ограничен языком и границами представления, что многие миры определены и созданы возможностями, присущими языку». Однако он утверждает, что у географов есть желание не только деконструировать значения языков, описывающих представления мира, но и признать, что существует реальный мир для описания. Он продолжает (Adams 2009): «Мы можем критиковать коммуникации как границы, наложенные на мир и людей в нем, но в то же время принимать сообщения как средство отслеживания контуров, границ, ограничений и ограничений мира и его жителей». Поэтому, хотя и могут быть некоторые элементы языка, которые формируют культурные нормы или ценности и их необходимо учитывать, но люди не контролируются ими. Несмотря на то, что существует различие в языковых структурах, эти различия и наша выразительная способность позволяют передавать большое количество реального опыта.

Дискуссии о языковых пространствах в пределах географической дисциплины вызывают много провокационных вопросов, особенно в отношении довольно неисследованной подгруппы языков: жестовых языков. Отсутствие жестовых языков в географических дискуссиях поразительно, учитывая акцент на реализации, которая подкрепляет постструктуралистскую мысль (Розе 1993; Дункан 1996). Языки жестов особенно примечательны тем, что они используют тело и личное пространство, что Адриенн Рич называет «ближайшей географией» в качестве средства построения и совместного использования смысла (Valentine 1999). Хотя движения тела являются необходимыми компонентами в речевых языках как формы невербальной коммуникации, они имеют фундаментальное значение для того, как жестовые языки передают смысл. В то время как географы принимают производство пространства, и этот язык играет определённую роль в этой конструкции, лингвистические пространства жестовых языков остались относительно неизведанными.

Американский язык жестов (ASL) является лишь одним из глобальных представителей пространственных языков. Хотя очень сложно точно сказать, сколько людей в Соединённых Штатах используют ASL, но по социальным опросам оценки варьируются от 100 000 до 500 000 человек независимо от возможностей слуха (Mitchellet al., 2006). Эти данные включают в себя не только тех людей, которые являются глухими по медицинским показателям и предпочитают использовать ASL для общения, но также и людей, чьим первым языком был ASL, например, у детей глухих родителей. Помимо Соединённых Штатов, ASL также используется сообществами глухих в англоязычных частях Канады и небольшими миссионерскими группами для глухих в таких местах, как Белиз. Хотя ASL имеет богатую историю, относящуюся к началу девятнадцатого века, она не изучалась в академических кругах, пока Стоковое (1960) не доказал, что ASL был естественным языком в 1960 году. В США и за рубежом существует крупное сообщество глухих культур, основанное на коллективном использовании ASL. Предпочитая назвать себя лингвистической группой меньшинств, сообщество глухих отличает себя от мира слышащих за счёт использования ASL в качестве основного метода коммуникации (Bienvenu и Colonomos, 1987).

Благодаря использованию ASL идеи, слова и предложения передаются с использованием пространства, а не c использованием слуховых сигналов, которые знакомы говорящим устной речью. Вместо звуковых сигналов ASL использует выражение лица, форму рук, позиционирование тела, местоположение и движение, чтобы выразить мысли и концепции (Stokoe, 1960). Личное пространство приобретает смысл для жестоговорящего лица и становится значимым для общения. Включение пространства в язык вызывает различное восприятие этого пространства в грамматической структуре ASL.

Географы, которые ранее изучали группы глухих, делали это или в рамках исследований политических меньшинств или политики идентичности. Валентайн, Скелтон (2003) и Mathews (2008) обсуждают важность создания места для глухих, а именно гипотетической территории, где они смогут чувствовать себя как дома в мире, предназначенном для слышащих людей. Недавние технологические изменения, такие как Интернет и кохлеарные импланты изменяют жизнь глухих, создавая проблемы для более старших поколений и более традиционной жизни сообщества, когда-то основанной на более или менее фиксированной аудиологии и регулярных физических встречах лицом к лицу (Valentine and Skelton, 2008). Хотя это исследование является информативным в отношении различных способов понимания личности и бытия, оно не фокусируется на лингвистических пространствах, создаваемых посредством использования жестового языка, а скорее на глухих как на меньшинстве. Один из способов изучения языковых пространств жестовых языков — это лингвистические исследования поэзии и кинематографического языка. Вероятно, самый известный пример — работа Рэйчел Саттон-Спенс (2005), где исследуется пространство как неотъемлемая составляющая поэзии на жестовых языках, но не обсуждает пространства, где географы могут дискутировать (Саттон-Спенс, 2005; см. также публикацию Pollitt's 2014 года для более позднего подхода, включая понятие мета-поэтического «кинематографического» использования пространства в жестовом исполнении).

Поскольку ASL является визуальным и пространственным языком, он по своей природе является географическим. География обеспечивает уникальную перспективу использования лингвистических пространств в ASL. Исследование ASL также может информировать будущие исследования, которые связаны с производительностью и производством пространства. Использование пространства в ASL активно внедряется с помощью жестов. Рассматривая пространство с реляционной точки зрения, ASL предоставляет новые возможности для рассмотрения использования пространства на микромасштабном уровне. Эта статья служит описательным шагом для дальнейшего изучения лингвистических пространств с использованием тематического исследования ASL. Статья фокусируется на лингвистических аспектах ASL и направлена на мотивацию будущих исследований проблем глухих в целях дальнейшего понимания того, как лингвистическое пространство обычно используется в повседневной жизни. Язык должен рассматриваться в географических исследованиях, как в использовании терминологии, так и в её применении к описанию реального мира. Однако география также должна учитывать, как языки создают и используют пространство.

В настоящей статье представлено объяснение того, как сообщество глухих использует пространство в лингвистических структурах и как пространство создаётся для носителей ASL. Изучение понятий перформативности и тела обеспечивает идеальное средство для описания языкового пространства. Использование жестового языка – это, по сути, телесная анимация, так же как воплощение и исполнение пространства. Лингвистическое пространство ASL активно строится, производится и осуществляется через коммуникацию. Нет никакой письменной формы ASL, а это означает, что почти невозможно отделить язык от тела жестикулирующего лица или от пространства, в котором жестикулирует субъект при общении. Лингвистические пространства связаны с повседневным опытом тех, кто использует ASL. Включение критически важной географической перспективы, которую можно оценить в ходе перформативности, необходимо для прочтения множества элементов, которые входят в создание лингвистического пространства: языка, тела, производительности, идентичности и пространства.

Эта статья начинается с краткого изложения литературы, в которой рассказывается, как географы рассматривали язык, а также географические перспективы в отношении пространства, тела и перформативности. Далее объясняются два примера в ASL linguistics, где пространство является центральным компонентом в формировании языка. Первым примером является пространство жеста (иногда называемое ящиком жестикулирующего лица),— это область, окружающая тело человека, в которой формируется язык, и демонстрирует необходимость личного пространства для общения в ASL. Второй пример использования пространства в ASL — это воплощённые пространства направленных глаголов. Некоторые типы глаголов требуют движения по своему составу. Пространство, в котором происходит движение, необходимо для понимания самого глагола. Наконец, в заключении излагается, как пространства активно производятся с помощью ASL для людей, которые используют этот язык в качестве основного метода коммуникации. Задача этой статьи состоит в том, чтобы поднять столько вопросов, сколько она отвечает, и послужить отправной точкой для дальнейших исследований лингвистических пространств.

2. Язык, производительность и тело

Понятия языка и культуры наиболее часто проникают в географическую традицию путём изучения мест ранними гуманистическими географами, такими как Tuan (1977, 1980, 1991), Relph (1981), Ловенталь (1961) и совсем недавно Косгроув (1989, 1998), Мэсси (1994) и Адамс (2005, 2009). Для разных групп людей «слова обладают большой властью в создании места … жесты, самостоятельно или в сочетании с речью и созданием вещей, создают место» (Tuan 1980, стр. 4). Tuan (1991, стр. 3) комментирует структуру языка, отмечая: «грамматика языка может нам что-то сказать о том, какие аспекты объекта (или места) подчёркиваются». Язык служит способом не только демаркации мест, но и определения того, как место воспринимается. С реляционным поворотом географии, места и пространства понимаются как создаваемые посредством действий людей и вещей (Murdoch, 2006). Пространства не являются пассивными, а активно создаются через отношения между различными участниками. Места также создаются и отражают ощущения, восприятия, символические значения, эмоции и действия повседневной жизни (Cresswell, 2004). Рассмотрение использования пространства в ASL может придать этой статье ещё один шаг к пониманию языковых пространств.

Помимо интереса к языку, пространству и месту, география также недавно сосредоточилась на теле и использовании пространства.

Дискуссии о производстве пространства, динамичности тела привели к представлениям о перформативности и его воплощении. Перформативность относится к повседневным неявным видам деятельности, которые различные люди используют для выражения своей личности с точки зрения пола, этнической принадлежности или национальности, среди прочих (Nash, 2000). При ежедневном использование данной техники, производятся различные типы пространств, выражающих разнообразные переживания и эмоции. Кроме того, всё знание имеет воплощение, то есть оно расположено не только в определённом временном и пространственном контексте, но и в конкретной телесной перспективе, основанной на повседневных выражениях (Fraser и Greco, 2005). В конечном счёте, пространственный опыт полностью связан с нашими физическими характеристиками.

Концепция перформативности рассматривает тела по отношению к их реляционным пространствам. Начав свою историю с изучения выражений танцев, перформативность предполагает, что социальные идентичности постоянно воссоздаются и выражаются в наших повседневных действиях (Nash, 2000).

ASL демонстрируется через пространство и поэтому помогает создавать новые лингвистические пространства посредством телесных действий, которые находятся за пределами как устной, так и письменной речи, и подобных художественных выражений (например, танец). Люди, которые используют ASL в качестве основного средства коммуникации, активно производят разные типы пространств. Лингвистические пространства — пространства визуального языкового синтеза и то, как эти пространства следует рассматривать с географической точки зрения, в центре внимания этой статьи.

3. Значения пространства в жестовом пространстве

Изучение структуры и синтаксиса ASL стало более распространенным, с выходом книги автора Стоуке «Структура жестового языка» (1960). Эффективно доказав, что ASL — это полноценный и естественный язык, а не просто серия жестов, представляющих английские слова, Стоуке подготовил почву для более масштабного исследования не только ASL, но и сообщества американских глухих как культурной и языковой группы (Graybill, 1993 – в литературе под номером 4). Со времён работы Стоуке изучались и другие жестовые языки, например, в работе Накамуро (2006) описывается японский язык жестов.

В структуре ASL основное внимание обращено на фокусную область, известную как «пространство жеста»; все жесты по существу сконцентрированы в этой области. Область пространства вокруг тела жестикулирующего лица представляет собой «пузырь» (Kegl, 2004). Жестовое пространство простирается вперёд от груди жестикулирующего лица и включает пространство от середины торса до верха головы и всю ширину плеч. Именно в этой области жестикулирующие лица двигают руками при разговоре. Жестоговорящие знают о необходимости держать это пространство ясным и не блокировать его от тех, с кем они разговаривают. Жестовое пространство по существу является расширением тела жестикулирующего лица. Пространство вокруг тела человека активно создаётся независимо от тела и языка. Теория жестового пространства обращает внимание на то, что пространство является необходимым компонентом для общения в ASL.

Область жеста может менять свой размер в зависимости от ситуации, в которой находится человек. В случаях, когда человек «кричит», его жестовое пространство будет охватывать гораздо большую область, чтобы учесть увеличенный размер движений знака. Напротив, когда жестикулирующий хочет «шептать», размер его или её жестового пространства будет уменьшаться и часто смещаться, чтобы удерживать жесты скрытыми от зрения. Независимо от размера жестового пространства, используемое пространство является важным расширением тела и необходимым для общения. Жестовое пространство увеличивает или уменьшает свой размер в зависимости от количества внимания, которое желает привлечь жестоговорящий.

Также важно пространство внутри самого жестового пространства. Расположение жеста в жестовой области демонстрирует большую разницу в значении жеста (Рис. 1). Конкретные местоположения вблизи тела становятся связанными с определёнными типами слов. Например, жест «мальчик» демонстрируется рядом с лбом, чтобы представить край бейсболки. Другие жесты, демонстрируемые вблизи этого места, включают в себя следующее: «мужчина», «брат», «племянник», «дядя», «отец», «дед» и «сын». Точно так же, область вблизи щеки связана с такими словами как «девочка», «тётя», «племянница», «сестра» и «дочь».

Рис. 1: Жестовое положение. На этом рисунке конфигурация и движение одинаковы; однако для каждого слова местоположение отличается. Три знака: «лето», «уродливый» и «сухой» выполняются с использованием одного и того же действия. Разные места относительно тела передают разные значения.

Хотя кажется, что эти примеры указывают на то, что ASL является глубоко гендерным языком, существует множество жестов, которые не выполняются вблизи мужских или женских областей тела, например, «друг», «коллега», «сосед по комнате», «гражданин», «человек» и др.

Разные положение также используются для того, чтобы различать похожие слова, например, «племянница» и «племянник».

ASL требует достаточного количества пространства, потому что язык выражается руками, а также с движениями внутри области, определённой текущим типом разговора. Таким образом, пространство вокруг глухого человека является продолжением его или её тела. Знаковое пространство помогает объяснить способы использования пространства, связанные с грамматической структурой ASL. Жестоговорящие должны находиться не слишком близко друг к другу или другим объектам, так как это может негативно повлиять на общение. Проект Dead Space, который в настоящее время ведётся в Университете Галлодет, является одним из проектов, целью которого является изучение того, как жестовый язык взаимодействует с внутренней средой. В случае жестового пространства, грамматика ASL формируется по принципу видения жестикулирующими лицами пространств друг друга. Личное пространство принадлежит жестикулирующему. Это пространство не существовало бы, если бы не было жестикуляции, которая пространственно там находится.

4. Географии визуального языка

ASL — это глубоко пространственный язык, гораздо больше, чем разговорный. Его лингвистический подход позволяет выполнять разговорные элементы в пространстве. Таким образом, пространство определено как важный элемент структуры ASL. Личное пространство, окружающее жестикулирующие лица, является фундаментальной составной частью их способности общаться. Расширение пространства перед жестикулирующим лицом, можно рассматривать как дополнение к самому человеку, неотъемлемой частью его тела. Все жесты производятся в этом пространстве. Абстрактные понятия передаются на пространственной плоскости. Люди, места и объекты представлены в пространстве жестов с использованием суррогатного пространства. Понятия, выраженные через жесты, показываются физическими чертами, а также действиями, эмоциями и пространственными отношениями между ними. Жестикулирующие могут показывать другого человека, животное или любые другие объекты. Пользуясь признаками человека, животного или объекта в разговоре, жестикулирующий может изображать эмоции, мысли и действия, как если бы они были выражены тем человеком, животным или объектом. Жестикулирующий принимает характеристики, которые не являются его собственными, чтобы предоставить мельчайшие лингвистические детали для обсуждаемой темы.

Люди, которые используют ASL для общения, привносят уникальную визуальную интерпретацию событий в свои разговоры. Носители ASL знакомы с миром визуальным в том смысле, что разговорная речь изображается визуально, а не вербально. Когда общение осуществляется через лингвистическую систему ASL, люди также видят эту визуальную связь. Для людей, которые используют ASL, пространство становится визуальным средством, с помощью которого выражаются мысли, действия и эмоции. Лингвистическое пространство создаётся как необходимая особенность грамматики и лингвистической структуры ASL.

Дальнейшее исследование ASL может расширить границы в исследованиях того, как именно восприятие реальности меняется посредством телесного воспроизведения лингвистических пространств.

Список литературы

  1. Adams, P.C., 2005, The boundless self: communication in physical and virtual spaces, Syracuse, NY: Syracuse University Press.
  2. Adams, P.C., 2009.Geographies of media and communication. Oxford: Wiley-Blackwell.
  3. American Sign Language. Program 2: cultural aspects, 2004. DVD. Directed by K. McNaughton. San Marcos, CA: Insight Media.
  4. An introduction to the Deaf community, 1993. DVD. Directed by P. Graybill Burtonsville, MD: Sign Media & Madonna University.
  5. Belsey, C., 2002. Poststructuralism. Oxford: Oxford University Press.
  6. Bienvenu, Colonomos — Language and Traditions, 1987, Sign Media, Incorporated.
  7. Cosgrove, D.,1989. The iconography of landscape: essays on the symbolic representation, design and use of past environments. Cambridge, UK: Cambridge University Press.
  8. Cosgrove, D., 1998. Social formation and symbolic landscape. Madison, WI: Universityof Wisconsin Press.
  9. Cresswell, T., 2004. Place: a short introduction. Malden, MA: Blackwell.
  10. Crystal, D.,1987. The Cambridge encyclopedia of language. Cambridge, UK: Cambridge University Press.
  11. Duncan, N., 1996. Bodyspace: destabilizing geographies of gender and sexuality. London: Routledge.
  12. Emmorey, K. and Reilly, J.S., eds., 1995. Language, gesture, and space. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates.
  13. Fraser, M. and Greco, M., 2005. The body. New York, NY: Routledge.
  14. Gregson, N. and Rose, G.,2000. Taking Butler elsewhere: performativities, spatialities, and subjectivities. Environment and Planning D, 18 (4), 433–452.
  15. Kegl, J.A.,2004. ASL syntax: research in progress and proposed research. Sign Language & Linguistics, 7 (2), 173–206.
  16. Lowenthal, D.,1961. Geography, experience, and imagination: towards a geographicalepistemology. Annals of the Association of American Geographers, 51 (3), 241–260.
  17. Massey, D.,1994. Space, place, and gender. Minneapolis, MN: University of Minnesota Press.
  18. Mathews, E., 2008. Space and identity: using geographical theory in the interpretationof Deaf spaces.
  19. Mitchell, R.E., et al., 2006. How many people use ASL in the United States? Why estimates need updating. Sign Language Studies, 6 (3), 306–335.
  20. Murdoch, J., 2006. Poststructuralist geography. London: Sage.
  21. Nakamura, K.,2006. Deaf in Japan: signing and the politics of identity. Ithaca, NY: Cornell University Press.
  22. Nash, C.,2000. Performativity in practice: some recent work in cultural geography. Progress in Human Geography, 24 (4), 653–664.
  23. Neidle, C.J.,2000. The syntax of American Sign Language: functional categories and hierarchical structure. Cambridge: MIT Press.
  24. Pollitt, K.M., 2014. Sign art: (British) sign language poetry as Gesamtkunstwerk. Thesis (PhD). University of Bristol.
  25. Relph, E.,1981. Rational landscapes and humanistic geography. Totowa, NJ: Barnesand Noble Books.
  26. Rose, G., 1993. Feminism and geography: the limits of geographical knowledge. Minneapolis, MN: Blackwell.
  27. Sutton-Spence, R., 2005. Analysing sign language poetry. New York: Palgrave Macmillan.
  28. Stokoe, W.C., 1960. Sign language structure: an outline of the visual communication systems of the American deaf. Thesis. University of Buffalo.
  29. Tuan, Y-F., 1977. Space and place. Minneapolis: University of Minnesota Press.
  30. Tuan, Y-F., 1980. Rootedness versus sense of place. Landscape24 (1), 3–8.
  31. Tuan, Y-F., 1991. Language and the making of place: a narrative-descriptive approach. Annals of the Association of American Geographers, 81 (4), 684–696.
  32. Valentine, G., 1999. A corporeal geography of consumption. Environment and Planning, 17 (3), 329–351.
  33. Valentine, G. and Skelton, T.,2003. “It feels like being Deaf is normal”: an exploration into the complexities of defining deafness and young deaf people’s identities. Canadian Geographer, 47 (4), 451–456.
  34. Valentine, G. and Skelton, T.,2007a. Redefining ‘norms’: deaf young people’s transitions to independence. Sociological Review, 55 (1), 104–123.
  35. Valentine, G. and Skelton, T.,2008. Changing spaces: the role of the internet in shaping Deaf geographies. Social & Cultural Geography, 9 (5), 469–485.
  36. Van Cleve, J.V. and Crouch, B.A., 1989. A place of their own: creating the Deaf com-munity in America. Washington, DC: Gallaudet University Press.